Мебельные «комбинации» в Краснодарском краевом суде

Источник

Судья Краснодарского краевого суда Елена Хахалева, чье имя уже целый год не пропадает с «радаров» СМИ, не только получила свою должность «обходным» путем благодаря липовому тбилисскому диплому, но и смогла, похоже, превратить эту должность в источник сверхдоходов для своей семьи

Одна из мебельных фирм Краснодара, фактически принадлежавшая супругу «золотой судьи» Роберту Хахалеву, смогла «поднять» без малого 90 млн рублей на подрядах по поставкам мебели в новое здание краевого суда – и это всего лишь одна из многих подобных «комбинаций». О том, как погрела руки чета Хахалевых, на пресс-конференции, прошедшей 4 июня в пресс-центре информационного агентства «Росбалт», рассказал бывший сотрудник мебельной фирмы Камо Степанян.

По словам Степаняна, в 2007 году он устроился работать в краснодарскую компанию по реализации мебели ООО «Футура», а затем работал менеджером по продажам в организации аналогичного профиля ООО «Контекс Мебель». Формально собственником двух этих организаций выступал человек по имени Дмитрий Левченко, а фактически они принадлежали его деловому партнеру Роберту Хахалеву, супругу «золотой судьи» Елены Хахалевой.

«Роберт Оникович Хахалев еще до трудоустройства в названные организации был знаком мне как Роберт Тбилисский, — заявил Степанян. — Настоящая его фамилия  Зилпимиани, он близкий родственник  вора в законе «Пецо». Роберт Хахалев — человек очень влиятельный в Краснодарском крае благодаря своим связям в криминальном мире, а также в судебной системе. Он сыграл не последнюю роль в назначении своей супруги Елены Хахалевой на должность заместителя председателя Краснодарского краевого суда».

Как сообщил Камо Степанян, в качестве менеджера по продажам мебели он показал себя с хорошей стороны как исполнительный и грамотный сотрудник, поэтому на него обратило внимание руководство и стало доверять сопровождение наиболее интересных сделок. И чем больше Степанян погружался в бизнес своего начальства, получая доступ к закрытой от посторонних информации, тем больше он понимал, что этот бизнес полностью основан на видимо противозаконных схемах. На состоявшейся в конце февраля пресс-конференции в «Росбалте» Степанян уже рассказывал о том, как его использовали в качестве курьера для перевозки в обход закона обналиченных средств, а теперь он подробно представил схемы, которые позволяли «заимствовать» сотни миллионов рублей из бюджета.

«Начиная с 2009 года Хахалев и Левченко активно пользовались контрактной системой закупок для государственных и муниципальных органов, выигрывая тендеры с помощью коммерческого подкупа и используя свой административный ресурс. В результате основными заказчиками ООО «Контекс Мебель» стали государственные органы и бюджетные организации Краснодарского края», — заявил Степанян.

Одним из наиболее крупных подрядов, «выигранных» ООО «Контекс Мебель» таким способом, стало оснащение мебелью нового здания Краснодарского краевого суда, которое строилось в центре Краснодара в 2007-2009 годах. Для тех времен это был самый знаковый объект краевой столицы – здание общей площадью около 30 тысяч кв. метров строилось по последнему слову современной архитектуры, и должно было символизировать успехи российского правосудия.

Но это не помешало семейству Хахалевых, видимо, как следует «заработать» на «стройке века», которая в равных долях финансировалась из краевого и федерального бюджетов. Механизм «освоения» бюджетных средств был прост: сначала расценки на строительные работы и оборудование здания сознательно и значительно завышались подрядчиками, а затем полученные таким образом средства выводились на подставные фирмы,  обналичивались и передавались в качестве взяток должностным лицам.

 «Участниками таких противоправных схем являлись заместитель председателя Краснодарского краевого суда Елена Хахалева, ее бывший муж Роберт Хахалев и его ближайший деловой партнер Левченко. В моем распоряжении имеются документальные подтверждения, а также свидетели по эпизоду деятельности, связанной с оснащением здания суда мебелью», — заявил Камо Степанян.

 По его словам, в самом начале 2009 года, когда строительство нового здания краевого суда, генподрядчиком которого выступала сербская компания «Путеви Ужице», вступило в финальную стадию, развернулась борьба за получение многомиллионного контракта на оснащение здания суда мебелью. Формально этот вопрос курировал начальник отдела материально-технического обеспечения, эксплуатации и ремонта зданий Краснодарского краевого суда Виктор Леганов, который лоббировал интересы компании ООО «Еврономер», принадлежащей крупному краснодарскому предпринимателю Шахназарову. Но Елена Хахалева, понимая, что он нее могут «уплыть» крупные суммы, по всей видимости решила взять мебельный вопрос в свои руки и провести сделку через фактически принадлежащую ее супругу Роберту Хахалеву фирму ООО «Контекс мебель».

Окончательное решение по этому вопросу было принято руководством Краснодарского краевого суда, которое приняло это решение при активном лоббировании «интересов» ООО «Контекс мебель» со стороны Елены Хахалевой. В принятии решения в пользу хахалевской фирмы  принимал участие член коллегии по уголовным делам краевого суда Бузько, сотрудник аппарата краевого суда Траилина и представители ООО «Контекс Мебель» — Дмитрий Левченко. Сам Роберт Хахалев, как утверждает Степанян, предпочел держаться в тени и ожидал решения за пределами здания суда, пока Елена Хахалева не договорилась с руководством крайсуда.

 Согласование образцов для поставки мебели для Краснодарского краевого суда началось в конце марта 2009 года, и уже вскоре на одном из совместных совещаний представитель генподрядчика Владан Стоменич проинформировал представителей краевого суда, что, согласно конкурсной документации, на мебель выделено 45 млн рублей, но Елена Хахалева и ее покровители заявили, что эта сумма их не устраивает, и они смогут договориться в Москве о выделении из бюджета на 100 млн рублей (то есть более чем втрое) больше.

 К концу августа 2009 года общая сумма контракта с учетом аппетитов Хахалевой и ее подельников была определена в размере чуть более 88 млн рублей, а затем была увеличена до 178 млн рублей. «Со слов Хахалевой было понятно, что разница в размере 90 млн рублей должна пойти не на закупку более дорогой мебели, а была включена в стоимость уже согласованной мебели, с последующей передачей этой суммы «нужным людям», — говорит Степанян.

Для исполнения указаний Хахалевой в уже имевшиеся спецификации на поставку продукции на сумму свыше 88 млн рублей в программе «1С-бухгалтерия» была заложена дополнительная наценка по всем позициям. В частности, стол для судей L=3300 прежней стоимостью 20 700 рублей стал стоить 88 370 рублей; стоимость стола закрытого L=1400 (адвоката/прокурора) из 14 900 рублей превратилась в 46 826 рублей; трибуна имела стоимость 11 300 рублей, стала иметь стоимость 44 441 рубль; скамья трехместная с подлокотниками хром/бордо имела стоимость 13 500 рублей, стала иметь стоимость 28 968 рублей; кресло для судей имело стоимость 27 100 рублей, стало иметь стоимость 42 813 рублей и т.д. Чтобы скрыть от контролирующих органов явные несоответствия в ценах для отдельных позиций, были выведены новые нестандартные наименования, например, «стол 102L/R Премьер светлая вишня», «кресло CARMEN синий/орех», «стойка выдачи одежды №2», «секция гардеробная на 26 кр 2-х сторонняя 1400*1800*25*», «кресло президиума Bonamusa», «стол президиума на 5 человек 4 м, царга до пола премьер светлая вишня» и т.п.

В итоге был сформирован экземпляр подлинной спецификации к договору № 181-09 от 15.09.2009 года на озвученную Еленой Хахалевой сумму 178 млн рублей между поставщиком ООО «Контекс Мебель» и покупателем АО «Путеви Ужице». Этот документ, заверенный подписью одного из руководителей Краснодарского краевого суда,  имеется в распоряжении Камо Степаняна.

После поступления денежных средств от генерального подрядчика АО «Путеви Ужице» на счет ООО «Контекс Мебель» в банке «Уралсиб-Юг» по указанию Роберта Хахалева через заведомо поддельные договоры, которые подписывал номинальный директор фирмы Михеев, через подставные фирмы в Москве было обналичено 90 млн рублей. «Обналичиванием средств занимались непосредственно Хахалев и Левченко, — уточняет Камо Степанян. — От Левченко мне стало известно, что деньги он передавал Роберту Хахалеву, а тот Елене Хахалевой, чтобы она, в свою очередь, раздала их «нужным людям».

В дальнейшем заимствованные из бюджета средства были выедены от налогообложения. За 2009 год ООО «Контекс Мебель» показало прибыль всего в 61 тысячу рублей, за 2010 год — 727 тысяч рублей, за 2011 год – 1,015 млн рублей, за 2012 год – 26 тысяч рублей. НДС от сделки по продаже мебели для АО «Путеви Ужице» в размере более 14 млн рублей ООО «Контекс мебель» не заплатило. В 2011-12 годах в отношении «Контекс мебель»  проводились формальные проверки, в том числе Счетной палаты России, но нарушений, естественно, выявлено не было. Далее эту компанию ждала судьба типичной фирмы-однодневки. В феврале 2014 года ООО «Контекс Мебель» по указанию Роберта Хахалева изменило юридический адрес с Краснодара на Москву, во главе организации появился новый подставной участник – Гриценко Илья Николаевич, относящийся к категории «массовых директоров». В итоге 17 ноября 2017 года налоговыми органами было принято решение о ликвидации недействующего юридического лица.

Но на этом мебельные комбинации семейства Хахалевых не кончились. Как сообщил Камо Степанян, в настоящее время Роберт Хахалев и Дмитрий Левченко  продолжают тесное сотрудничество с Управлением судебного департамента по Краснодарскому краю через сеть других фирм, оформленных на неких лиц, таких как ООО «Мебельная компания МКК» и ООО «Премьер Мебель». Фактически они превратились в монопольных поставщиков мебели для оснащения судов Краснодарского края на «взаимовыгодной основе».

 «Считаю, что Левченко, Хахалев и Хахалева представляют собой организованное сообщество», — завершил свое выступление на пресс-конференции Камо Степанян. В этот же день, 4 июня, он подал заявление о возбуждении уголовного дела по изложенным фактам на имя председателя Следственного Комитета РФ Александра Бастрыкина. Аналогичное заявление Степанян подавал в начале марта. В нем упоминалось не только участие Елены Хахалевой и ее супруга в комбмнациях с бюджетными средствами, но и тот факт, что Хахалева стала судьей на основании сомнительного диплома Тбилисского государственного университета.

Напомним, что ответственность за комбинации с бюджетными средствами  и использование своего служебного положения весьма серьезная. Максимальной санкцией в этом случае является лишение свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет, или вплоть до пожизненного заключения. Поэтому заявление Камо Степаняна не должно остаться без внимания Следственного Комитета, Верховного Суда и Высшей квалификационной коллегии судей.