Откаты на стройке: откровения криминального курьера

Многие криминальные эпизоды банды Хахалевых проворачивались не спеша. Казалось бы, какие махинации могут быть в фирме торгующей обыкновенной мебелью? Однако и в этой ситуации супружеская чета Роберта и Елены Хахалевых смогла организовать себе источник криминальных доходов умело разгружая от наличных российские госбюджеты различных уровней.

Производство и криминальная реализация мебели было поставлено на широкую ногу. Для этого по команде Роберта Хахалева было зарегистрировано несколько компаний, которых использовали в криминальных целях. Среди них ООО «Футура» (ИНН 2310121295, 31.12.2007, г. Краснодар, директор и владелец Бурдиков Павел Федорович),  ООО «Контекс Мебель» (ИНН 2310138429, 23.04.2009, г Москва, директор и учредитель в «горячий период» Михеев Владимир Владимирович) и ООО «Мебельная компания МКК» (ИНН 2310163217, 04.07.2012, директор Михеев Владимир Владимирович а учредитель — подставное лицо Сорокина Татьяна Александровна  которая также учредила еще 114 компаний ).

Разумеется, никакими производственными площадками, цехами и большим количеством персонала компании не обладали. Они умели только одно – правильно выигрывать государственные контракты и, под этим предлогом, служить частью внутренней обнальной сети ОПС Хахалевых. Сама мебель была весьма низкого качества, приобреталась у посредников и поставлялась затем  в государственные учреждения Краснодарского края. Все те сломанные стулья, засаленные столы и поломанные скамейки в зданиях судов Краснодарского края – дело рук Роберта Хахалева. Три указанные компании являлись постоянными участниками государственных торгов. Так, ООО «Контекс Мебель» выиграло контрактов на 6.7 млн. руб. а ООО «Мебельная компания МКК» на целых 14 млн. руб. Однако, это было лишь прикрытие, которое позволяло имитировать производственную деятельность и очень активный оборот по счетам. Сами компании были лишь частью криминальной системы, подконтрольной лично Роберту Хахалеву.  Он управлял ими при помощи доверенных дропов, одним из которых был Левченко Дмитрий Александрович. Именно в задачу Левченко входил поиск клиентов на покупку огромных сумм наличных средств, образованных у ОПС Хахалевых после операций с зерном где «черные» трейдеры платили наличными, а также после многочисленных строительных контрактов по всем судам Краснодарского края. Даже после раздачи всех взяток и личных расходов руководства ОПС, в хранилище оставались миллиарды рублей, которые было решено реализовать за 5% от их стоимости. Кроме того, неучтенным «черным налом» Хахалевы выдавали «ежемесячную зарплату» своим покровителям, платили за оказанные «услуги» оборотням в погонах.

Система поставки наличных денег в теневой оборот строится на очень ограниченной армии курьеров. Это люди, доставляющие деньги в разные регионы страны и своей шкурой рискующие в процессе такого путешествия. Это может быть молодой человек в очках и деловом костюме, загорелый дальнобойщик, женщина средних лет с мешком картошки путешествующая плацкартом или пара немногословных южных мужчин в салоне российской машины. Типажи любые, также как и объем перевозимых сумм. Но по сути все эти люди – преступники. Некоторых вычисляют, но большее число так и остается неузнанными. Конспирация несколько примитивна, однако позволяет ежедневно перемещать десятки миллиардов рублей по территории России. Одним из таких курьеров ОПС Хахалевых стал Камо Степанян.

История Степаняна – весьма типична. Придя на работу в ООО «Футура», спустя некоторое время, Степанян был завербован Дмитрием Левченко и стал курьером по перевозке криминальных денег. Все происходит не сразу. Человек приходит работать в компанию, но карьерных перспектив там ждать не приходится. Семья, дети – все это требует денег, которых часто не хватает. Покровительство руководителя всегда приятно, а получение дополнительных поручений, оплачиваемых отдельно, приятно вдвойне. И наконец, после прохождения некоего «испытательного периода» Левченко предложил Степаняну заняться совсем другим делом, которое не имело к производству мебели никакого отношения. Даже в период выполнения разовых поручений зарплата Степаняна уже достигла 100 тыс. рублей (в ценах 2007-2010 гг), в то время как его официальный оклад продолжал оставаться на уровне 7 тыс. рублей в месяц. Дальше криминальное вознаграждение только увеличивалось.

Однако же, откуда деньги? Те самые сотни миллионов рублей перемещаемых в теневой оборот. Они были не только от зерна – ОПС Хахалевых активно применяла коммерческий подкуп и фальсификации в деле государственных закупок. Так, ООО «Контекс Мебель», выигрывало тендеры путем коммерческого подкупа и своего административного ресурса. Такая политика подкупа чиновников и других ответственных лиц со стороны Дмитрия Левченко  привела к тому, что именно государственные органы и бюджетные организации стали основными заказчиками ООО «Контент Мебель» по общему объему продаж.

Криминальная схема была достаточно очевидной. Организатор тендера на поставку мебели получал от ответственных лиц ОПС Хахалевых такие технические условия для его проведения, которые позволяли «срезать» любого конкурента их организаций. Обычно «били» по ассортименту продукции, качеству мебели, срокам выполнения контрактов и т.д. То есть создавалось такое «сито», пройти через которое было нереально. Конечно, вполне прогнозируемо выигрывала тендер компания подконтрольная ОПС Хахалевых. И она уже на результаты тендера не смотрела – проваливала все сроки, сдавала мебель откровенно низкого качества. Ответственное лицо от заказчика, получив взятку от ОПС Хахалевых, на это закрывало глаза. Те из «контролеров», которые не понимали «доброго» отношения получали угрозы от боевиков Роберта Ониковича.

В качестве примера можно привести контракты с Земельной Кадастровой палатой Краснодарского края, Специализированной психиатрической больницей №7, Департаментом Физической культуры Краснодарского края, Краевой клинической больницей №1 им. Очаповского, Управлением Судебного департамента по Краснодарскому краю, и Краснодарский краевой суд. Аналогичные «взаимоотношения» отмечены и с ООО «Футура», ООО «Мебельная компания МКК».  Впрочем, упомянутые организации всего лишь малая часть криминального кластера ОПС Хахалевых. Все деньги в этом преступном «кластере», причитавшиеся коррумпированным чиновникам, по команде Левченко, передавал Камо Степанян. По имеющейся информации группа Левченко, даже в ОПС Хахалевых, была не единственной. Бессмысленно упоминать, что когда кто-то из закупщиков государственных предприятий отказывался работать с ООО «Контекс Мебель» или иными подконтрольными Левченко компаниями, ссылаясь на то, что у них имеются другие поставщики, эта информация воспринималась ОПС Хахалевых достаточно серьезно. А Степанян замечал, что через непродолжительное время закупщики как-то сразу меняли свои решения и  соглашались приобретать мебель, взамен получая «откаты». При этом ООО «Контекс Мебель» постоянно выигрывало тендеры в госконтрактах, причем цена на мебель была сильно завышено от реальных рыночных цен.

Краснодарский краевой суд только вершина айсберга, подконтрольного ОПС Хахалевых. Здания еще шестидесяти (!) районных судов также требовали – и ремонтных работ, и поставки мебели, и косметического, а где и капитального, ремонта. Кто же выигрывал эти тендеры? Конечно же организации, подконтрольные Роберту Хахалеву. Руководители райсудов даже не пытались возражать всесильному «зампреду» — гораздо приятнее получить «откат» и молчаливую поддержку своих решений «наверху» нежели оказаться в опале и быть лишенным статуса и должности. Зачем такие неприятности когда все можно сделать хорошо и красиво? Впрочем, так и делали. Судьи районных судов также имеют свой устоявшийся «гешефт» на земельных делах, по тяжким и особо тяжким статьям – и терять такой источник дохода не в их интересах. Коррумпированность судебной системы края известна давно, и она в полной мере показала себя в исполнении государственных контрактов. Сотни миллионов рублей в год – доход ОПС Хахалевых только по этому направлению. И эти деньги вбрасывались и в хорошую жизнь «семьи», и на черный рынок наличных. Изучив материалы можно с уверенностью утверждать – все компании, выигрывавшие государственные контракты на реконструкцию и текущий ремонт зданий шестидесяти районных судов Краснодарского края, а также Краснодарского краевого суда были аффилированы с Робертом Хахалевым. А если вспомнить про 270 участков мировых судей края, становится еще интереснее – они расположены в самых разных зданиях, ремонт и содержание которых также доставались криминальными компаниями ОПС Хахалевых.

Передаваемые Степаняном деньги были не только «откатами» за государственные контракты. Намного более существенные суммы поступали в черную кассу ОПС извне. Платили все – предприниматели, деньги передавали представители криминалитета и правоохранительных органов. Неправосудные решения, перераспределение земли – черным налом оплачивалось все, чем славилась Елена Хахалева в Краснодарском крае. Однако, сам Степанян только догадывался о подобных оборотах, продолжительное время его держали на доставке «откатов». Спустя несколько лет порученец Левченко Камо Степанян был повышен и переведен в курьеры крупных наличных сумм. Но это повышение позволило ему точно установить, что руководит действиями Левченко один из лидеров ОПС — Роберт Хахалев. По странному стечению обстоятельств, родственники Камо Степаняна проживали не так далеко от владений Роберта Ониковича. Не в последнюю очередь и поэтому, Камо получил от Левченко предложение стать курьером на дальние расстояния.

Все случилось в июне 2011 года, когда Степанян получил первый пакет и подробный инструктаж по его переброске. В будущем география его путешествий  — Москва, Астрахань, Воронеж, Ростов-на-Дону, Ставрополь. Первый пакет весил всего 2 килограмма, но в нем было упаковано 10 миллионов рублей. Со временем такие посылки стали очень частыми, а варьирования сумм были от 10 до 18 миллионов рублей. Первая поездка в Москву окончилась для Степаняна благополучно и запаянные в пластик деньги он передал немногословным представителям кавказской диаспоры столицы. Гонорар составил 50 тыс. рублей.

Поездки нового курьера Хахалевых происходили по плавающему графику. Да и он сам проявлял осторожность, приемы конспирации. Пластиковые пакеты Степанян провозил в машинах своих друзей, которых нанимал отдельно или с которыми отправлялся в нужную точку попутно. Никто не знал о его настоящей работе, окружающие и его семья все еще считали его подающим надежды заместителем директора  в ООО «Футура», а свои частые командировки он объяснял производственной необходимостью – то поиском поставщиков запчастей, то переговорами с покупателями. Дату и время выезда Степанян всегда держал в тайне, а перед выездом покупал себе на рынке дешевый телефон и сим-карту для связи. Номера оформлял всегда  или на продавца или покупал номера, оформленные на организации. После выполнения каждого такого «курьерского» поручения, телефон Степанян выбрасывал в реку. Он серьезно относился к своей безопасности и совсем не хотел, чтобы его ограбили или убили с этими суммами. Поездки были обычно в начале месяца с 4 по 8 число и в конце месяца  с 27 по 30 число.

Получатели денег Хахалевых, которым Степанян передавал пластиковые пакеты, всегда менялись и ни с кем из них курьер ранее знаком не был. Да и впоследствии он никогда ни с кем из них не встречался. Разовый контакт, незапоминающееся лицо, и в конце — одноразовый телефон, выброшенный в реку. Перед встречей у Степаняна был только номер телефона встречающего, а по факту передачи он всегда звонил Левченко, чтобы  встречающий подтвердил по телефону передачу и отсутствие претензий к курьеру. Перед очередным рейсом Камо получал от того же Левченко точный адрес и контактный номер «надежных» людей. Сами встречи обычно проходили в промзонах городов, в отдаленных от обычных людских потоков районах. Никаких свидетелей, никакой группы поддержки, только номер телефона и незапоминающийся человек. Два звонка, «моменталка» в виде встречи и можно ехать обратно. Ни полиция ни бандиты не могли заподозрить в этом торговце мебели криминального курьера. Его поведение было адекватным обстановке а свою тревогу и озабоченность он научился прятать глубоко внутри. Никакого оружия с собой и только пакет наличных, глубоко похороненный в сумке с личными вещами. Никто из его друзей-водителей так и не знал зачем они едут – Степанян всегда придумывал очередную легенду об «интересах фирмы», что проделывал с каждым разом все изобретательнее и правдоподобнее.

В период с июля 2011 года по декабрь 2014, таких поездок было порядка 82. Общая сумма перевезенных только Степаняном денег составила более 1 млрд. руб. Часть командировок была переброской денег «общака», другая же часть предназначалась на продажу за безналичное возмещение ОПС Хахалевых, а 5% цены наличных были неплохой прибавкой к черным деньгам организованного преступного сообщества.

Однако, все закончилось еще хуже чем начиналось. В один из дней жаркого мая 2014 года Степанян получил звонок от Левченко с приказом приобрести билет на ближайшее время в город Ереван. В дальнейшем, при личной встрече в кабинете Левченко по адресу Краснодар, улица Зиповская, д.5/2  он без обиняков сообщил Степаняну о необходимости переброски зарубеж пакета с крупной суммой в иностранной валюте. «Окрыленный» таким поручением, работавший с перевозкой наличных только по России Степанян прибыл в аэропорт к 12 часам 25 мая 2014 года. Лично от Роберта Хахалева он получил пакет с 220 тысячами евро, упакованных в 5 пачек с купюрами по 500 евро. На недоуменный вопрос Степаняна – как провести деньги через таможню и контроль – Хахалев с усмешкой ответил, что никакого досмотра в России не будет, а через границу Степаняна проведет… действующий сотрудник ФСБ. Гонорар курьера составил 100 тыс. рублей и был передан Степаняну Хахалевым в то же время.

Никаких сюрпризов не случилось, все было так как и говорил Роберт Оникович. Прибывший сотрудник ФСБ провел Степаняна через контроль, на выложенную в рентген-аппарат сумку с валютой никто даже не посмотрел, как будто все было в порядке. Никакого досмотра, никаких вопросов – только билет в бизнес-класс и «зеленый коридор». Степанян стал просто тенью рядом с очень известным в аэропортовой среде сотрудником ФСБ. По заявлению Степаняна все здоровались с его провожатым, очевидно – он был там частым гостем. Роберт Оникович также получал свою долю сердечных приветствий и ни у кого из сотрудников погранслужбы, таможни или служб безопасности не возникло ни единого вопроса – что делают эти люди в «чистой» зоне аэропорта, куда их допустили абсолютно беспрепятственно и без досмотра при том, что у них нет даже билетов на самолет. Степанян просто шел за ними вплоть до зоны ожидания вылета в международном терминале. Все было очень спокойно – идет человек значит так надо. Заняв свое место в бизнес-классе самолета Степанян поднялся в воздух точно по расписанию. Однако, прекрасно представляя с какими людьми он имеет дело, Степанян предпринял меры предосторожности. Предвидя наступление неблагоприятных последствий, Камо решил подстраховаться. Еще дома он взял с собой рулон пищевой пленки. Аккуратно достав ее из сумки он, вместе с «денежным пакетом» проследовал в туалет, где и прикрепил под рубашку все имевшиеся наличные – решил не рисковать и не оставлять пакет в сумке. Смутные подозрения уже бродили в его голове.

Прилетев в Ереван Камо без проблем миновал границу и таможенный контроль. Однако проблемы начались при выходе из аэропорта – на входе его окружила группа из четырех человек и, угрожая оружием, вырвала у него сумку, после чего скрылась. Преследовать их Степанян не стал – деньги находились под рубашкой, о чем похитители не знали. Он немедленно набрал номер Хахалева с тем чтобы доложить о происшествии. Вопреки ожиданиям, Роберт Оникович воспринял все спокойно и просто повесил трубку.  Сразу после этого к Камо подошли встречающие его «братки», в машине которых он и передал им 220 тыс. евро. Совершив второй звонок Хахалеву он доложил о передаче денег, что подтвердил и один из встречавших его головорезов. На этом приключения Степаняна закончились, и на следующий день он вернулся в Краснодар. Размышляя об этом происшествии, он пришел к выводу, что Роберт Оникович решил подставить его, допустив «ограбление» с тем чтобы ввести Степаняна в вечный долг перед собой и гарантировать продолжение его криминального курьерского ремесла в интересах ОПС Хахалевых.

Все дальнейшие события подтвердили, что опасения Камо были обоснованы. Понимая всю шаткость своего положения после Еревана, осознавая что Хахалев не простит такого «умного» поведения своего курьера, Степанян решил уйти из банды. Однако, сделать это оказалось совсем не просто. Через продолжительное время, испытывая нужду в деньгах он попытался продать земельный участок своей семьи, был обманут Хахалевым и Левченко, фиктивно задолжал бандитам более 3 миллионов рублей и был вынужден бежать в Ингушетию, где и остается до настоящего момента, без возможности общения с родственниками и знакомыми.

Впрочем, история ОПС Хахалевых тоже еще далека от завершения. Более миллиарда рублей в год только от государственных контрактов в отношении зданий судебной системы Краснодарского края – отнюдь не самая большая статья доходов ОПС. В несколько раз больше приносят операции с землей, захват и криминальная обработка которой поставлена у Хахалевых на поток. Позволяет всему этому беззаконию твориться лишь одно – незаконное нахождение Елены Хахалевой на посту федерального судьи, председателя судебной коллегии Краснодарского краевого суда. А еще коррупция в высших эшелонах власти, тяжелую борьбу с которой ведут сотрудники Следственного комитета РФ.